Понедельник, Май 29, 2017
   
Text Size

Поиск по сайту

Счастье не в ВВП

Глава ФРС США Бен Бернанке предложил обращать больше внимания не на макроэкономические показатели, а на уровень счастья и удовлетворенности жизнью. Экономисты и психологи согласны с тем, что рост ВВП делает счастливее только самых бедных людей в бедных странах. Поэтому оценка успехов страны должна стать сложнее, и ближе к человеку. 

Заявление Бернанке не стоит объяснять лишь желанием отвлечь внимание от роста ВВП США, который он пока не сумел простимулировать в достаточной степени. Тезис об ущербности данного показателя американцы выдвинули уже давно. Еще Роберт Кеннеди, младший брат президента США Джона Кеннеди, говорил: «Валовой внутренний продукт измеряет все аспекты наших жизней кроме тех, ради которых стоит жить».

Рост без счастья

В связи с этим экономисты постоянно задаются вопросом более объективной оценки развития стран. В этом году эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) разработали новый индекс, учитывающий 34 различных показателя качества жизни людей, среди которых было и «ощущение счастья». А журнал Economist на основе этих показателей составил рейтинг 34-х стран-членов организации, добавив к нему также Россию и Бразилию, которые не входят в ОЭСР.

В результате эти две страны, как водится, вошли в пятерку отстающих, а первые места заняли старые развитые державы. Рейтинг возглавляет Австралия - в этой стране по совокупности критериев доступности работы и объемов оплаты труда, сохранности окружающей среды, качества здравоохранения и образования и хорошего самочувствия люди живут лучше всего.

Австралию, которую называют «удачливой страной» (the lucky country), не задел европейский экономический кризис, страна имеет практически полную занятость и переживает экономический бум, вызванный высоким спросом на полезные ископаемые, которыми она весьма богата.

За этой далекой страной с небольшим отрывом в рейтинге следуют США. Однако в Америке разрыв между 20% самых малоимущих и 20% самых состоятельных граждан крайне велик, что ухудшило ее положение в рейтинге. 

Третье и четвертое места заняли, соответственно, Швеция и Норвегия с практически идентичной структурой «лучшей жизни», причем сам показатель «счастливости» у Норвегии традиционно выше всех.

Россия заняла в рейтинге ОЭСР 33-е место — по показателям «доступности» денег, количеству рабочих мест и сохранности природы страна немного опередила латиноамериканские страны: Бразилию и Чили. 

Новый рейтинг ОЭСР во многом перекликается с Индексом развития человеческого потенциала ООН, который измеряет уровень жизни, грамотность, образованность и долголетие. Согласно этому индексу, первые места занимают Норвегия, Австралия, Нидерланды, Соединенные Штаты Америки и Новая Зеландия. Это свидетельствует о том, что по наиболее важным показателям для обычных граждан продолжают лидировать старые развитые страны (и они по-прежнему «счастливее»), а быстрорастущие экономики пока могут похвастаться лишь чистым ростом ВВП.

Справедливость, равенство, счастье

Профессор экономики из университета Корнелла Эшвар Прошад развил эту тему, обвинив власти отстающих стран в неверной расстановке приоритетов. Он полагает, что протесты в развивающихся странах обусловлены именно тем, что их правительства сосредоточились на росте ВВП, однако не позаботились о справедливости.

«Люди, выходящие на улицы развивающихся стран на разных континентах, посылают властям сигнал: они хотят социальной справедливости и действенной борьбы с коррупцией», - отметил Эшвар Прошад.

ВВП в развивающихся странах в последние десять лет рос очень быстро, но коррупция росла еще стремительнее. «Открытая коррупция и несправедливость общества подрывают поддержку реформ, необходимых, чтобы повысить благосостояние населения, - подчеркивает ученый. - Для жителей развивающихся стран из-за коррупции ограничен доступ к социальным сервисам и различным госуслугам». 

На население издержки от крупномасштабной коррупции перекладываются косвенно, поэтому часто люди их не замечают. Но экономический рост ускорил рост неравенства: кто-то стал очень богатым, а большинство остались бедными. На этом фоне подобное воровство стало особенно заметно, подчеркнул Прошад. И любое ухудшение положения в экономике – даже незначительное снижение темпов роста – в этих условиях приводит к массовым протестам.

Прошад уверен, что из этой ситуации есть только один выход. Политики и чиновники слишком сконцентрированы на поддержании экономического роста, а им неплохо бы заняться борьбой с коррупцией и развитием институтов. Это поможет улучшить распределение доходов в развивающихся странах.

Примерно такого же мнения придерживается известный экономист, профессор Гарвардского университета Кеннет Рогофф. Он уверен, что экономический рост больше не должен являться главной целью развития, поскольку сам по себе этот фактор не делает людей счастливыми. 

«Абсурдно идеализировать максимальное увеличение среднего дохода в долгосрочной перспективе, игнорируя при этом другие факторы и риски, – отмечает Рогофф. – Подумайте, так ли для вас важно, за сколько лет ваше благосостояние вырастет в разы: за сто, двести или даже тысячу».

Традиционная статистика, измеряющая национальное благосостояние, ограничена и не учитывает социальные аспекты, например, ожидаемую продолжительность жизни, уровень образования и другие, подчеркивает эксперт.

В частности, в стране может быть высокий ВВП, но низкий индекс развития человеческого потенциала, отражающий уровень жизни, грамотности и продолжительности жизни, подчеркнул экономист. Также в странах может различаться уровень экологического загрязнения или же может наблюдаться высокий уровень коррупции: то есть значительная часть ВВП расхищается горсткой лиц.

Одним из главных критериев хорошей жизни Рогофф называет именно равенство. По его мнению, нужно учитывать, что люди не просто оценивают свое финансовое положение, а сравнивают себя с другими. На основе этого сравнения они решают, насколько хорошо они живут.

Любопытно, что помощник президента России Аркадий Дворкович, транслировавший в то время позицию Кремля, ответил в своем микроблоге на тезисы Рогоффа таким образом: «Рост нужен – иначе ни свободы, ни равенства».

То есть российские власти пребывают в заблуждении, которое давно развеяли ученые: сам по себе экономический рост не приводит к улучшению социального климата.

Между тем, тезис о важности социального равенства подтвердился на примере Китая. Группа экономистов во главе с Хильке Брокманом и Яном Дейли исследовала рост удовлетворенности жизнью в Китае в 1990-2000 годах: быстрый экономический рост в стране сопровождался расслоением общества, и уровень удовлетворенности жизнью за десять лет даже снизился.

Исследователи объясняют это тем, что самих граждан разочаровал достигнутый успех: китайцы, уровень жизни которых заметно улучшился, быстро привыкли к этому, и воспринимали новые стандарты как норму. На фоне своих соседей они выглядели достаточно успешными. Однако доходы богатых китайцев росли еще более быстрыми темпами, а экономический рост сопровождался ростом неравенства по доходам.

Снижение ощущения контроля над собственной жизнью, уменьшение свободного времени, а также неудовлетворенность политической системой, по мнению экспертов, также повлияли на субъективные ощущения китайцев. Но основная причина их «несчастья» – в росте неравенства.

Два уровня счастья

Швейцарские банкиры, насмотревшиеся на большие деньги и их владельцев, полагают, что стоит оценивать состояние экономики каждой страны индивидуально.

«Дискуссия об идеальном индикаторе ведется уже длительное время, и на данный момент безрезультатно, - отмечает Ассоциация швейцарских банкиров. - Эксперты, критикующие рост ВВП как индикатор, до сих пор не предложили альтернативы. «Идеальные» индикаторы варьируются в зависимости от времени и стран, о которых идет речь. Когда оценивают те или иные меры экономической политики, всегда есть точные индикаторы, которые могут быть использованы для описания результативности этих мер».

Ряд экспертов предлагает разделять оценки бедных и богатых стран. Ведь когда уровень жизни граждан находится на низком уровне, им не до равенства и справедливости.

«Для небогатых и развивающихся стран динамика ВВП - абсолютно объективный фактор оценки качества жизни, - отмечает заместитель генерального директора ИК «Фридом Финанс» Дмитрий Панченко. - Пока не удовлетворены базовые запросы, пока остаются беднейшие группы, которым не хватает на одежду и питание, счастья по ним точно не покажет ни один социологический опрос».

А вот в богатых экономиках США, Европы основными для населения являются проблемы другой плоскости. Гражданам развивающихся экономик этих проблем не понять, а для Америки они очень остры. «Рост зарплаты даже на уровне роста экономики в 2-3% в год не позволит среднему американцу быстро переехать в большой дом, купить Ferrari, позволить себе посещать престижные места отдыха или ходить в дорогие рестораны», - подчеркивает финансист.

По его мнению, общий уровень счастья после того как базовые проблемы (жилье, еда, одежда) решены, зачастую вообще не связан с ВВП и экономикой: «американское счастье, видимо, является примером счастья для всех, кроме самих американцев». 

«Поэтому показатель ВВП объективно отражает социальную удовлетворенность только в небогатых странах, - отмечает Панченко. - В крупнейших экономиках мира, скорее всего, сюда надо добавлять целый ряд других социологических показателей: рождаемость, продолжительность жизни и т.д.»

Профессор экономики Университета Южной Калифорнии Ричард Эстерлин на примере своей богатой страны подтверждает, что на достаточно высоком уровне доходов деньги уже не прибавляют счастья. 

«Многие опросы показывают, что, по мнению большинства людей, деньги делают их счастливее. Когда людей спрашивают, насколько должен увеличиться их доход для полного счастья, они обычно отвечают: примерно на 20%. Как правило, люди с бОльшим достатком действительно счастливее людей с меньшим достатком. Однако когда доход поднимается выше основных жизненных потребностей, счастье уже не растет вместе с ним», - подчеркивает Эстерлин.

86-летний профессор доказывает это на примере американцев, рожденных в 1940-е годы. Между 1972 и 2000 годами их возраст составлял от 26 до 54 лет, их средний доход с учетом изменений цен на товары и услуги вырос более чем вдвое, на 116%. Однако, уровень их счастья в 2000-м не отличался от уровня 28-летней давности.

Есть также исследование двух групп людей, рожденных в 1940-х годах. Одна группа – с высшим образованием, а другая – лишь со средним образованием. Изначально более образованная группа была более счастливой. 

Разумеется, доходы более образованных людей росли быстрее. По идее, и уровень счастья этих людей должен был расти быстрее. Однако на самом деле уровень счастья оставался неизменным у обеих групп, и разница в уровне счастье, таким образом, не изменилась.

То есть на «втором уровне счастья» рост доходов и ВВП уже практически бесполезен. В связи с этим Эстерлин присоединяется к коллегам, которые призывают скорректировать методику оценки благосостояния стран. 

ВВП оценивает только материальные ценности. А счастье должно учитывать все аспекты жизни людей. Таким образом, уровень счастья – это более широкий показатель, и для страны он явно имеет большее значение, резюмирует профессор. Поэтому не исключено, что в будущем лидеры государств будут отчитываться по уровню счастья на душу населения, а темпы роста ВВП станут второстепенным показателем, интересным только для экономистов и материалистов.

Источник: BRICS Business Magazine

Комментарии   

 
+1 # Олег Медальный 14.11.2012 12:28
Основная причина не в неравенстве,а в невозможности жить свободно... Люди чувствуют себя зажатыми обстоятельствам и - бедностью, необходимостью работать когда нет желания и вдохновения и т. д. Невозможностью "безнаказанно" поменять свою жизнь на более психологически комфортную в частности. Это иесть причина для недовольства. А по неравенству - по большому счёту "плевать кто как живёт - лишь бы у меня была возможность жить так, как я хочу"
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # спартак 14.11.2012 12:58
Олег +100500 !!!
Да, русские не завидуют богачам, русские просто хотят нормально жить!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  © 2012–2014 Журнал Трутень.