Понедельник, Май 29, 2017
   
Text Size

Поиск по сайту

Понимая Россию

«Симон Гдальевич Кордонский» — с ФИО героя я начинаю печатать историю о нем. Word подчеркивает все три слова красным, намекая на необычность человека, про которого мы сейчас расскажем.
 
Симон Кордонский — активный участник жизни российского общества. Некоторое время он даже проживал вместе с бомжами — науки ради. А вообще он социолог, профессор и заведующий кафедрой местного самоуправления в НИУ Высшая школа экономики. Создатель экономического направления «теория административного рынка».

Ранние этапы «становления личности» Кордонского были трудными. Его несколько раз исключали из Томского университета, в итоге учеба затянулась на 12 лет. Он скитался без прописки и работы, писал на заказ диссертации и ремонтировал квартиры: «Мои студенческие времена были голодными и жесткими в прямом смысле этих слов, и не дай бог современным студентам такое пережить».

Из-за «несерьезных отношений с властью» его не принимали на работу в технические учреждения с именем. В советские годы изучал алкоголизм на селе, партийную структуру на местах, читал лекции о том «как устроена жизнь». Пять лет проработал в администрации Владимира Путина в качестве референта президента РФ.
 
Мысли и суждения Симона Гдальевича всегда неожиданны и парадоксальны. Западные коллеги очень любят приглашать его за границу для выступлений, а затем удивляться и цитировать его высказывания. Например: «функция детдома в России — подготовить маргинализированных членов общества к карьере профессиональных воров и грабителей».
 
В своих выступлениях профессор часто отрицает существование тех вещей и материй, которые мы воспринимаем как данность. Например, он отрицает существование в России и власти, и гражданского общества. Он характеризует власть как «метафизическую субстанцию, которая появляется сама по себе»: вроде она материальная, а вроде и нет. «Власть передается из рук в руки. А нету — так и передавать нечего. Вот передал Путин Медведеву власть формально, а ее нету: на самом-то деле ничего не передал, пустышку».

Примерно то же самое и с гражданским обществом: «У нас всё решается в отношениях между сословиями и внутри сословий. Выпивая с представителями своего сословия в ресторане, постреливая по птичкам на охоте, парясь в бане и сплетничая о том, кто, сколько и за что берёт, люди ищут «выходы» на чиновников, которые помогут им получить землю под застройку, устроить родственника в клинику, освободить сына от армии, вернуть изъятые ГАИ права».

«Криминал – это и есть наше гражданское общество», — с иронией заметил Симон Гдальевич в одном из своих выступлений.

Если верить Кордонскому, то нет у нас и денег, только «финансовые ресурсы». «Бюджетные деньги — вне рамок государственных инвестиционных программ — нельзя инвестировать, они в конце года списываются. Это не деньги. На них нельзя наваривать».

Предпринимателей тоже нет: «есть коммерсанты, которые рискуют на административном рынке в отношениях с бюджетом. У предпринимателей риск — что ты разоришься, если товар не купят. А у коммерсантов риск — что тебя посадят и все отберут, если ты не поделишься».

Заслуживает внимания его классификация положения дел в стране на то, что есть «в реальности» и «на самом деле». Например, «на самом деле» — власти нет, а «в реальности» — все места во власти заняты. «Все спрашивают: у кого сейчас власть? А ее нет. Дефицит».

Далее, в реальности есть народ, от имени которого говорят публицисты. Но на самом деле есть «145 миллионов человек, говорящих на одном языке и живущих в разных регионах большой страны. Народом их делает разве что телевизор».

В реальности СМИ от имени народа ругают власть. Но на самом деле того, что называют за рубежом «СМИ» у нас нет, а есть какое-то другое явление — «средства информации того, что считается властью».

Тем не менее, Кордонского нельзя назвать «реформатором». Как преподаватель, он считает первоочередной задачей объяснить студентам, что реформаторство — не панацея от всех бед и невзгод в государстве. «Предложения сделать «всем хорошо», реформируя «то да се», не адекватны реальности. Представители власти основываются на априорных, все объясняющих общих теориях, из которых следует, что «в стране все плохо». И потому нужно не изучать страну, а ее реформировать. Такая практика чревата очередной социальной катастрофой, русским бунтом. В стране не хорошо, и не плохо. Она живет своей жизнью. И эту жизнь надо изучать».

Комментарии   

 
+2 # damn 17.11.2012 19:30
Да и страны нет, вместо страны бардак
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  © 2012–2014 Журнал Трутень.