Понедельник, Октябрь 23, 2017
   
Text Size

Поиск по сайту

Плохие вести с полей

Недавно мы были в одном русском селе. Ночью здесь темно так, что иголки в стогу сена не видать. Впрочем, и самих стогов тоже — их уже давно нет. По улице теперь не ходят даже доярки, потому что доить некого.

Раньше местный колхоз был одним из самых лучших в области, колхоз-миллионер… Таким сделал его прежний председатель, Пряхин-старший. Но нынешний руководитель, Пряхин-младший, всё распродал, получил налик и отправил жену с детьми на юга. При этом сам остался на родине, однако зарплату колхозникам «патриот» не выплачивает с июня. Зарплата составляет 2-3 тысячи. В месяц, конечно, а не в день, как в Москве. Кстати, у Пряхина работают и узбеки. Им он запрещает выезжать даже в районный центр, а то они там засветятся и его привлекут к ответственности.

При этом земля здесь отличная, чернозем, а люди работящие. Один из жителей села, дядя Паша, в свои 60 лет до сих пор не пьет и выглядит по-голливудски.

Здесь, на фоне сотовой вышки, асфальтовая дорога заканчивается отличной площадкой для разворота. Можно сразу развернуться и поехать обратно в Москву, Петербург, Воронеж, потому что в этой дыре вам оставаться не захочется.

Естественно, душа и туалета в домах нет. Бани раньше были у всех, но потом в колхозе сделали общую баню, и все стали ходить туда, необходимость в личных банях отпала. Потом баню закрыли.

Клубов, кинотеатров и прочего не предусмотрено, 3ловит только возле церкви, в домах даже сотовая связь постоянно обрывается.

Впрочем, и людей в этой деревне почти не осталось. Когда колхоз развалился, работать стало негде и многие поехали в областной центр. Остались только пенсионеры и пьющие. Кстати, пенсии здесь существенно выше зарплат, раза в 3-4.

Существование есть страдание. Я страдаю, потому что я рожден. Это сказали не мы, а Будда примерно 2500 лет назад. К сожалению, дураки понимают это в лучшем в случае лет в 95, но находясь в этом селе можно сделать это гораздо быстрее.

Можно ли уменьшить страдания села? В широком смысле нельзя, но в узком, практическом смысле можно существенно снизить эти страдания и улучшить жизнь людей. Для этого нужно так называемое вмешательство государства, нужно, чтобы оно начало хоть что-то делать. Но пока власть продолжает надувать щеки, самоустраняясь из всех проблемных сфер жизни и прикрывается демагогией: «вы ведь хотели свободы? Вот и получайте ее».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  © 2012–2014 Журнал Трутень.