Понедельник, Июль 24, 2017
   
Text Size

Поиск по сайту

Шиздец, короче

В прошлом посте мы обсуждали героев в современном российском кино. Фильм «Живой», о котором я сейчас хочу поговорить, не о герое, а скорее о душе. О русской душе. Фильм изобилует теми самыми «культурными кодами», которые может понять только русский человек.

Разумеется, и среди русских встречаются мутанты, которым это не надо, а надо позитивчик, шашни и приключения. И, наоборот, среди евреев встречаются абсолютно русские душой люди. Но не будем разжигать…

Всю дорогу главный герой фильма Кир общается со своими товарищами, погибшими в Чечне. С ними ему интереснее и проще, чем с живыми, одурманенными людьми, которые не понимают парня, вернувшегося с войны инвалидом, и не осознают безысходность и мрак русской жизни.

В начале фильма Кир убивает военного чиновника, который отказывается выплатить ему пенсию по инвалидности, требуя процент. Вот вам и плевок в путинскую вертикаль, в сытом 2006 году.

«Охранники там сидят целыми днями, пьют… А с другой стороны, что им еще делать?» - вот одна всеобъемлющая цитата из фильма. «Шиздец, короче», - вот другая.

Войну в этой картине показывают в течение нескольких секунд, почти как в «Белорусском вокзале». Но легкие штрихи красноречивы, талантливы. «”Чехов” больше сотни было, они их сразу задавили…» - «Да мы почти час держались», возражают убитые парни.

И заключительный штрих гениален: главный герой слепил крестик с помощью жвачки и прислонил к нему визитку убитого бессовестного чиновника. Крестик чиновника оказался рядом с крестами фронтовых товарищей Кира. А сам Кир, наконец, воссоединился с друзьями, и обрел покой. Прямо как Орфей…

Единственный дурной момент в фильме, когда батюшка говорит главному герою, что на войне убивать – это не так уж дурно. Впрочем, это право автора. Тем более, что автор не дурак, а большой талант.

Читайте также:

Комдив Котов как национальный лидер

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  © 2012–2014 Журнал Трутень.